Сталинград 1942-1943
Сталинградская битва

Командный состав фронтов и армий

Перечень объединений, соединений и частей

Дивизии и полки

Соединения и части,
награжденные
орденами


Культурная хроника

Музей-панорама
  • Создание музея
  • Первый директор
  • В годы войны
  • После войны
  • Открытие нового музей
  • О директоре Водолагине
  • О директоре Денисове
  • О директоре Логинове
  • О сотруднике Иванкине



    Солдатский быт

    Трагедия мирного населения

    Почетные граждане Волгограда

    Награды

    Могилы и памятники

    О сайте
  • Л. Я. ЛАРИН,
    старший научный сотрудник Музея-панорамы "Сталинградская битва"

    О директоре музея Логинове И.М.

    В начале июля 1988 г. мне позвонил Иван Максимович Логинов: "Знаешь, плохо себя чувствую. Болит сердце. Помоги мне добраться до госпиталя", - попросил он каким-то упавшим голосом. А через пару дней из Сарепты сообщили, что Логинова не стало. Прошло немало лет, но многое в его образе видится ярко и живо.
    15 мая 1951 г. он переступил порог Музея обороны как заведующий отделом Сталинградской битвы. Шли годы и десятилетия. Менялись научные сотрудники и директора музея, создавались новые экспозиции. Но Иван Максимович продолжал работать на своей должности. В этом постоянстве было некое тождество с незыблемостью самого музея, несмотря на многочисленные его реорганизации. Причины этого - незаурядность личности Логинова, его высокие профессиональные и личностные качества: аналитический ум соединял знания как отдельных сторон Сталинградской битвы, так и всего события. Он не только знал факты, но и чувствовал их взаимосвязь. И это было фундаментом для успешного творчества.
    Иван Максимович родился 17 июня 1914 г. в заволжском селе Иловатка в бедной семье. Отец, коммунист, и старший брат-чекист были убиты бандой Пятакова в 1921 г. Умерла мать, и начались годы голодного беспризорничества, скитаний по чужим углам. Школа, комсомол, а главное, волевые качества помогли обрести место в жизни. В 1931- 1934 гг. Логинов учился в Московском историко-архивном институте. Его наставниками были видные историки России: М. Н. Покровский, С. Б. Веселовский, Ю. В. Готье и другие.
    Учеба в вузе была основой для формирования профессиональных качеств историка. С 1936 г. Иван Максимович работал в Сталинградском областном архивном управлении научным сотрудником. Во время обороны города занимал должность старшего оперуполномоченного управления НКВД.
    Придя в музей, Логинов посвятил себя решению одной из главных задач - сбору и осмыслению информации о реликвиях Сталинграда и о событиях, связанных с ними. Многое из того, что сейчас доступно нашим сотрудникам, тогда, в начале 50-х г., было надежно укрыто за стенами архивов и ограждено охранными инструкциями. Ивану Максимовичу приходилось быть первопроходцем. Однажды он рассказывал, каким неожиданным событием дня работников Центрального архива Министерства обороны было его появление в качестве исследователя. Трудности заключались не только в поиске нужных архивных папок, но и в преодолении всевозможных запретов. Но именно тогда стала закладываться база информационных данных по Сталинградской битве.
    В послевоенные годы живые участники событии - от маршала до рядового - сообщали в письмах, и особенно в личных беседах, ценнейшие сведения о боевых действиях, порой не получившие отражения в официальных документах. Многие из сотрудников помнят эти многочасовые беседы Ивана Максимовича, в которых выявлялись новые факты. Он вел их с глубоким знанием событий, чувством такта и завидным терпением. Другое важнейшее направление работы Логинова - это научное проектирование и построение экспозиций по Сталинградской битве. В беседах с коллегами он не раз говорил, что истинную ценность музейщик приобретает, лишь пройдя через все этапы этой сложной и многогранной работы. В середине 50-х гг. творческий коллектив формирует новый научно-художественный образ Сталинградской битвы на основе фактов, многие из которых были впервые обнародованы. Созданное и ныне существующее отражение этого события в музее Сталинградской битвы - во многом результат деятельности Логинова и его коллег. В 60-е гг. в музее разрабатывалась его новая тематика и структура, собирались сотни и тысячи предметов, подвергавшихся скрупулезному, порой многолетнему исследованию. Музейшики хорошо знают, как сложен и порой растянут во времени этот процесс. Воистину прав поэт: служение муз не терпит суеты. Часто бывало, что, начиная исследовать одно, музейщики делают для себя и другие не менее важные находки. Так это было, когда Иван Максимович искал обстоятельства гибели генерал-майора В. А. Глазкова. Попутно удалось выяснить не только его судьбу, но и создать яркую легенду к шинели генерала, а также установить имена других военачальников Красной Армии, погибших под Сталинградом.
    Два десятилетия ушло на подготовку новой экспозиции. Это были интересные годы, полные насыщенного труда. В нем - усилия целого коллектива, выросшего вместе с Логиновым. Не один научный сотрудник прошел через отдел Сталинградской битвы. И хотя стаж их работы был порой скромен, но все они в той или иной степени могли себя считать учениками и последователями Ивана Максимовича, его стилей мышления и работы. Он был своеобразным руководителем: крайне редко приказывал, тем более в категоричной форме, но, глядя на него, коллеги невольно перенимали его умение доходить до истины через кропотливый поиск.
    Перу Ивана Максимовича принадлежат сотни газетных и журнальных публикаций, несколько книг. Среди них - созданная им в соавторстве с А. М. Бородиным и В. С. Красавиным работа "Подвиг Сталинграда". Вышедшая в свет в 1975 г., она стала ныне библиографической редкостью. Это своеобразная энциклопедия Сталинградской битвы. Она стала настольной книгой для сотрудников музея. В архивных материалах Логинова остались десятки папок с рукописями многих незавершенных разработок, в том числе книга "Сталинградская битва в цифрах и фактах". Она могла стать продолжением "Подвига Сталинграда". Среди неоконченных исследований и рукопись об экологической ситуации на Волге летом 1942г.
    Работать с Иваном Максимовичем было легко и интересно. Немногословный, не показывающий превосходства по отношению к молодым коллегам, он был таким всегда - и заведующим отделом, и рядовым сотрудником. Мы часто любим произносить слово "интеллигент", вкладывая в это понятие некий утонченный смысл. Внешне Иван Максимович под это определение не подходил, Но, вне сомнения, был таковым. Это проявлялось во многом. Трудно вспомнить хотя бы один пример, когда Иван Максимович отказался дать совет по конкретному вопросу бесчисленным посетителям или своим коллегам. Многие из сотрудников помнят его знаменитую записную книжку в черном переплете, разбухшую от записей. Ее называли зачастую "волшебной". Там содержались самые разнообразные и обширные данные почти по всем аспектам Сталинградской битвы. Это был результат его многолетней работы по исследованию многих, иногда запутанных, проблем. Может быть, поэтому суждения Логинова были весомыми и неоспоримыми.
    Думаю, что знавшие Логинова согласятся, что многим из нас он помог стать настоящими музейщиками. Они помнят его добрую улыбку, внимательный взгляд, негромкий голос; помнят рабочий стол, заваленный рукописями и книгами...
    Собиратель. Пожалуй, никто так при жизни не называл Ивана Максимовича, но то, что он делал, больше всего соответствовало этому понятию. И именно собирателем он войдет в историю нашего музея.